После открытия осенью 2011 г. представительства в России компания
Red Hat сделала очередной шаг в развитии своего бизнеса в нашей стране:
в апреле она провела первую собственную конференцию
в Москве. В мероприятии приняла участие большая группа ведущих
европейских специалистов и менеджеров во главе с вице-президентом и
директором Red Hat по EMEA Вернером Кноблихом, с которым побеседовал обозреватель PC Week/RE Андрей Колесов.

Андрей Колесов: Как бы вы могли охарактеризовать изменения,
произошедшие за последние пару лет в мире Open Source и в глобальном
бизнесе Red Hat?

Вернер Кноблих   Главным качественно новым моментом
на ИТ-рынке в целом стало то, что сегодня уже всем понятно, что Open
Source является основным источником инноваций в компьютерной отрасли.
Если до недавнего времени открытое ПО шло как бы следом за традиционной
моделью проприетарного софта, делая в общем-то уже известные вещи, но
другим способом, то теперь мы уже не повторяем сделанное до нас, а
предлагаем заказчикам именно инновационные решения. Так, если раньше мы
шли к клиентам с нашими предложениями под лозунгом «знакомые вам вещи,
но дешевле, надежнее, удобнее”, то теперь он уже звучит иначе — «то,
чего у вас раньше не было вовсе”. В подтверждение этого тезиса я приведу
два ярких примера — Hadoop (распределенная обработка данных на большом
числе вычислительных узлов) и OpenStack (платформа для создания облачных
вычислительных инфраструктур).

   Что касается Red Hat, мы активном участвуем в процессе создания
инновационных решений, поддерживая свой статус поставщика номер один на
рынке Open Source. Так, например, мы сейчас являемся второй компанией
среди большого числа участников проекта OpenStack (после его основателя,
компании Rackspace) по объему инвестиций, а по некоторым параметрам
занимаем и первое место. Для нас Open Source сейчас является
стратегически важным направлением развития.

Андрей Колесов: Red Hat давно и хорошо знакома российским
заказчикам, но компания открыла в нашей стране собственное
представительство лишь немногим более полутора лет назад. Что с тех
изменилось в вашем бизнесе в России?

Вернер Кноблих   Действительно, мы присутствуем на российском
рынке уже более десяти лет. До 2011 г. мы работали в Восточной Европе
через своих крупных региональных партнеров, в частности через компанию
VDEL, которая, имея эксклюзивные права дистрибьютора, фактически
выполняла функции нашего представительства в России, делая при этом
существенные инвестиции в региональный бизнес Red Hat. Но уже года два
назад стало понятно, что наш бизнес здесь вырос до весьма значительных
размеров и что для его дальнейшего развития нужно менять модель нашей
работы. К тому же и сама Red Hat стала намного более мощной компанией,
появились ресурсы для собственных серьезных инвестиций в здешний рынок.

   Вариант с эксклюзивным дистрибьютором хорош на начальном этапе
проникновения зарубежного вендора в страну. Но для расширения бизнеса в
какой-то момент нужно переходить на многоканальные схемы работы,
формирование разветвленной партнерской сети. А для этого нужно создать
собственную точку присутствия в виде представительства, что мы и сделали
в начале осени 2011 г. С тех пор у нас в Москве есть офис с собственным
штатом сотрудников, сейчас их уже пять, включая главу представительства
Сергея Бугрина. При этом я хочу обратить внимание, что все эти
преобразования происходили в полном взаимопонимании с VDEL и с учетом ее
интересов. Пользуясь случаем, хочу еще раз выразить большую
благодарность этой компании за то, что она сделала за многие годы
продвижения Red Hat в России и в Восточной Европе.

   Сегодня нашим дистрибьютором в вашей стране является компания Axoft,
входящая в группу «Софтлайн”, мы с ней сотрудничали и ранее, но она не
имела такого формального титула. Надо отметить, что у нее нет
эксклюзивного статуса; наверное, уже в нынешнем году у нас появится
второй дистрибьютор. Но главные наши усилия в плане формирования
партнерской сети теперь уже сосредоточены на сотрудничестве с системными
интеграторами, сервис-провайдерами, разработчиками ПО. При это мы не
гонимся за числом, нам нужно высокое качество партнерской сети, мы
хотим, чтобы российские компании могли не только продавать наши
продукты, но и демонстрировать самые передовые решения и технологии,
чтобы здесь продвигались именно инновации, которыми сильно направление
Open Source.

   Я думаю, что как раз сейчас, спустя полтора года после открытия офиса
в Москве, мы в целом завершили период реформирования нашей деловой
инфраструктуры в России и теперь можем полностью сосредоточиться
собственно на бизнесе. Так, проведение первой нашей собственной
конференции в Москве, которая открывает тур подобных мероприятий в
Европе и на Ближнем Востоке, служит видимой отметкой начала нового этапа
работы в вашей стране. Кстати, ее спонсорами выступила большая группа
известных российских ИТ-компаний (в частности, КРОК, «Техносерв”, «1С”),
а значит, местный ИТ-бизнес верит в перспективы сотрудничества с нами.

Андрей Колесов: Вы упомянули про «1С”, я тоже обратил внимание на
участие этой фирмы в вашем мероприятии, что было некоторой
неожиданностью для меня. Значит ли это, что теперь в фокус вашего
российского внимания будут попадать и заказчики из числа среднего, а
может быть, даже и малого бизнеса?

Вернер Кноблих   Тут есть два момента. Первый — если
посмотреть на жизненный цикл инноваций, то для большинства из них
продвижение на рынок почти всегда идет через крупные предприятия,
которые могут себе позволить выделять средства на исследование и
опробование предлагаемых новшеств. У таких компаний весьма разнообразная
ИТ-инфраструктура и есть много «не очень важных для бизнеса” задач.
Возникает масса новых проектов, где можно что-то попробовать. У средних,
а тем более малых организаций всё иначе; упрощенно говоря, у них все
ИТ-системы — «критически важные”, у них меньше или просто нет
возможностей для экспериментов. Стоимость инноваций на первом этапе
достаточно высока, они становятся рентабельны на больших объемах работ.
Но по мере распространения и совершенствования технологий их стоимость
снижается. Короче говоря, в силу этих причин в сегмент СМБ новые
технологии обычно приходят, когда они уже становятся «общеупотребимыми”,
когда доказаны их надежность и эффективность, минимизирована стоимость.
(Хотя, конечно, есть технологии, изначально нацеленные на малых
потребителей, тут логика проникновения, конечно, иная.)

   Второй момент заключается в том, что бизнес-модель Red Hat
традиционно ориентирована на работу с крупными заказчиками (наверное,
именно потому, что мы во многом выступаем первопроходцами на рынке). В
случае с Linux
специфика заключалась в том, что эта ОС до недавнего времени
представляла собой альтернативу уже применяемым UNIX-системам, которые
используют большие компании. Только сейчас Linux вошла в прямую
конкуренцию с Windows и стала активно продвигаться в сторону СМБ. В
общем, нашей фокусной группой по-прежнему остаются крупные клиенты, но
при этом мы, конечно же, хотим играть активную роль и в среде средних
предприятий. Сейчас уровень нашего присутствия в России достиг той
точки, когда мы можем заняться направлением СМБ, потому сотрудничество с
такими компаниями, как «1С”, для нас является очень важным. Хотя я
должен заметить, что эта фирма занимает хорошие, причем усиливающие,
позиции и в сфере крупных клиентов, так что она нам интересна в разных
аспектах. При этом я уверен, что сотрудничество будет взаимовыгодным.

Андрей Колесов: Вы упомянули о вашем участии в проекте OpenStack,
но пока каких-то усилий с вашей стороны, как, впрочем, и других западных
поставщиков, по его продвижению не заметно, он развивается скорее
«самотеком”. Что вы можете сказать о своих планах по продвижению именно
инновационных решений, в том числе OpenStack?

Вернер Кноблих   Я сказал о нашем ведущем участии в этом
проекте, но мы вышли на данную позицию не так давно, до этого проект
полностью контролировался его создателями, Rackspace и NASA, которые
лишь относительно недавно открыли его для активного участия со стороны
других игроков рынка. Пока наши усилия в нем сосредоточены в области
исследований и разработки, но скоро к этому добавится и активность в
плане его маркетинга и продвижения. Ведь мы являемся коммерческой
компанией и занимается продажами программных продуктов, хотя и созданных
на основе открытого ПО. Мы еще в августе объявили о выпуске
предварительной версии собственного решения Red Hat OpenStack, уже скоро
состоится выпуск окончательного варианта, который будет предлагаться на
рынке в двух редакциях — Community (бесплатно, но без ряда функций и
без техподдержки с нашей стороны) и Enterprise (полнофункциональный
вариант с нашей техподдержкой). Конечно, сначала эти продукты будут
распространяться в США и Западной Европе, но я уверен, что они быстро
придут и в Россию.

   Я хотел бы еще напомнить, что OpenStack — это в первую очередь
система управления виртуальными средами, причем с нацеленностью на
управление гетерогенными средами, использующими различные гипервизоры.
Но все же она включает по умолчанию и встроенный гипервизор — это KVM
под Linux, развитием которого занимается как раз Red Hat.

 

Андрей Колесов: Сейчас на рынке видна явная тенденция: крупные
софтверные платформенные вендоры начинают выступать в роли провайдеров
облачных инфраструктурных ИТ-сервисов. Собирается ли следовать этому
тренду ваша компания?

 

Вернер Кноблих   Да, такая тенденция есть, и она, скорее
всего, будет только усиливаться. Но какую позиция тут должны занимать
поставщики ПО — это большой вопрос. Могу сказать, что мы не собирается
выступать в роли поставщиков облачной ИТ-инфраструктуры для
развертывания в ней вычислительных системы заказчиков (как это делают,
например, Amazon, Microsoft, а теперь еще, кажется, намерена делать и
VMware), и соответственно мы не будет создавать дата-центры для сдачи их
мощностей в аренду. Мы считаем, что правильнее заниматься своим делом и
поставлять технологии и решения, на базе которых заказчики или
сервис-провайдеры будут выстраивать свои работающие инфраструктуры. И в
рамках такой стратегии мы будем создавать PaaS-сервисы, но только для
обеспечения процесса разработки систем, а не их эксплуатации. Более
того, мы уже имеем такие сервисы и планируем расширять работу в этом
направлении.

   Так, еще около двух лет назад мы начали предлагать на рынке
онлайновое PaaS-решение OpenShift, предназначенное для разработки и
развертывания современных инфраструктурных и деловых приложений, которые
можно использовать в локальных дата-центрах или во внешних облаках
(частных, публичных или гибридных). Оно содержит необходимые программные
компоненты, в том числе Red Hat Enterprise Linux, JBoss Enterprise
Application Platform и OpenShift Origin. Обратите внимание: разработчик
для собственно вычислительной среды использует облако Amazon, оплата
которого производится нами. То есть получается, что мы предоставляем
разработчику ресурсы, которые сами получаем от другого провайдера в
режиме аутсорсинга. Пока такая услуга (включая эксплуатацию созданного
приложения) предоставляется нами совершенно бесплатно, но я думаю, что
скоро появится расширенный вариант этой услуги с соответствующими
обязательствами по техподдержке с нашей стороны, который будет
предоставляться за деньги.

   В конце прошлого года мы в дополнение в онлайновому сервису OpenShift
выпустили также локально устанавливаемый вариант пакета, чтобы
разработка велась на площадке заказчика, а уже потом созданное
приложение переносилось в нужную ему вычислительную среду, внутреннюю
или внешнюю. Создание локального продукта было выполнено нами в ответ на
пожелания рынка, которому нужен был именно такой вариант.

   В этой истории вот что важно: обычно мы видим перенос существующих
локальных средств в облако, а тут получается обратный процесс —
преобразование облачного сервиса в программный продукт. Этот пример
демонстрирует то, что мы живем во взаимосвязанном мире, разделение на
внешние сервисы и внутренние приложения является довольно условным. Мы
будем постоянно наблюдать «перетекание” решений из локальных
дата-центров в облако и обратно. Заказчик будет выбирать то, что ему
подходит оптимальным образом, и нашей задачей является предоставить ему
возможность такого выбора.

Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34